Данная бумага была найдена на сайте СРО РАПС, поименованная “Устройства для безопасного хранения сейфы и картотечные шкафы огнестойкие классификация и методы испытаний на огнестойкость”. По всем ссылкам и темам присутствующего на сайте форума “обсуждение стандартов” видно, что рабочее название этого труда: “огнестойкие сейфы”. На том же интернет ресурсе в разделе “форум” можно отследить генезиз и авторство данного произведения. На широкое обозрение и обсуждение текст был вынесен 6 апреля 2015г. А в одной из тем, видимо забыли спрятать уши, торчит “руководитель разработки - Петров Е.В.”

Узнаю брата Колю.

Начиная с заголовка данное произведение выдаёт попытку объехать разрабатываемый по госзаказу ГОСТ “Сейфы Огнестойкие”. Отсюда и попытка поименования, видимо по совету бюрократов из Госстандарта, в добавлением отличительных фраз. Но советы бюрократа далеко не всегда осмысленны с точки зрения техники. Начнём мы с того, что “картотечные шкафы”, с точки зрения огнестойкости, ровно ничем не отличаются от сейфов. Более того, они являются частным случаем сейфа, что всегда выделялось в стандартах первоисточниках.

Достаточно взглянуть в действующий на сегодня ГОСТ Р 50862:2012, где в п.7.4.1, с которого начинается раздел испытаний на огнестойкость: написано следующее: “Из всех моделей одной линейки сейфов (с одной дверцей, двумя дверцами, выдвижными ящиками и т. д.)”. И так было с момента первой редакции 1996г. То есть ни для кого не секрет, что изделие с выдвижными ящиками, сиречь картотечный сейф (или шкаф, если он не обременён защитой от взлома) является подмножеством среди множества разновидностей сейфов.

Таким образом мы убедились в том, что фраза “и картотечные шкафы” в титульном наименовании рассматриваемой бумаги есть ни что иное, как введение в заблуждение. Единственная причина появления этой фразы, отсутствовавшей на всём протяжении создания “бумаги”, это попытка натянуть на РАПС чужое одеяло.

Двигаясь дальше в раздел “термины и определения”. Несмотря на то, что уже упомянутым действующим национальным стандартом 50862:2012 уже дано определение “сейфа огнестойкого”, автор разбираемого труда придумывает новое: “Сейф или шкаф, защищающий бумажные носители информации (за исключением сортов бумаги, потеря данных у которых происходит при температурах ниже 172 °С), а также ценности от воздействия температурного режима согласно п.6 ГОСТ 30247-0.


"П р и м е ч а н и е – Огнестойкий сейф может иметь двери, выдвижные ящики, крышки и соединения.“

При этом следующим термином определяется тот самый “огнестойкий картотечный шкаф”, который: ”Огнестойкий шкаф с выдвижными ящиками для хранения документов, защищающий бумажные носители информации (за исключением сортов бумаги, потеря данных у которых происходит при температурах ниже 172°С), а также ценности от воздействия температурного режима согласно п.6 ГОСТ 30247-0.”

То есть является прямым и частным случаем (см. Примечание!) ранее детерминированного “сейфа огнестойкого. Невооружённым глазом видно, что данный термин “вкрячивали” в ранее написанную бумагу. Что, кстати видно из опубликованных на ранее упомянутом форуме “записок ……. Петрова Е.В.”

Следующий вопрос, который вызывают первые появляющиеся в тексте цифры: почему в определениях имеются неоднократные исключения носителей, у которых происходит потеря информации при температурах ниже 172°С и 72°С ? При этом во всех существующих стандартах, включая ГОСТ Р 50862:2012, предельным состоянием для огнестойкого сейфа является рост температуры до 170°С, 70°С и, заодно уж 50° по цельсию? При этом чуть ниже по тексту, а именно в п.4.1 регламентируется “максимальный прирост температуры в изделии” в 150°С и 50°С, при допустимой начальной температуре в 20°С. И откуда этот бред про “носители …. ниже 172°С и 72°С”? Или что-то затеяли, о чём мы не догадываемся… 2°С конечно же не много, но вроде как бумага на звание стандарта претендует, а там точность нужна.

Определение из п.3.3 “дата-сейф” далее по тексту стандарта нигде (кроме перечня ключевых слов) не встречается и к чему его сюда воткнули, можно только догадываться. Можно предположить, что в первоначальных планах автора эти изделия не присутствовали, но раз “товарищи” посоветовали, то надо…. поляну застолбить.

Неправильные склонения и спряжения отдельно указывать не будем, хотя к гражданину Польши можно отнестись снисходительно. Только бы ещё тексты он писал бы для новой родины.

Ключевой момент, проливающий свет на то, для чего всё это было затеяно, скрывается в пункте 4.1. в таблице 1 - “Требования к классам защиты….”. Вообще, классов огнестойких сейфов много. Один только NT FIRE 017 насчитывает целых 17 классов, плюс ещё 6 для специальных изделий. В рассматриваемой бумаге их всего 3. Угадайте почему? А потому, что завод Промет не производит никаких других изделий. А раз они не умеют, и по этой причине не хотят, то и в национальном стандарте ничего другого быть не должно. Про то, что и как они производят и какое это отношение имеет к формальному автору - СРО РАПС, будет написано ниже.

Таким образом мы видим, что собственно классификации, заявленной в титульном наименовании, в рассматриваемой бумаге нет.

По форме, структуре и содержанию рассматриваемая бумага не является никаким стандартом, а её единственное предназначение - легализация огромного массива контрафактной (не соответствующей требованиям действующего ГОСТ Р 50862 во всех его редакциях, начиная с 1996г) продукции, уже поставленной российским потребителям и продолжение в том же духе. Источником “вдохновения” при написании данного трактата авторам (ру?) служили два европейских стандарта: EN 15659 и EN 1047-1. Автор надёргал из этих двух текстов удобные для его производства фрагменты, но совершенно не задумался об их сопоставимости, применимости или хотя бы элементарной логике. Единственно разумные параграфы, изредка встречающиеся в тексте, являются прямым переводом упомянутых первоисточников.

Отсутствие понимания Российских реалий наглядно демонстрирует п.7.3.5.6, требующий предварительную акклиматизацию в помещении с относительной влажностью в 50%. Интересно как автор предполагает выполнять это требование? В Московском регионе средняя влажность воздуха (статистики за последние 100 лет) составляет 77%, никогда не опускаясь ниже 60% и зачастую превосходя максимально допустимую в 85%. В зимнее время в помещении влажность находится в райне всего 20%. Тупой перенос европейских норм на российскую почву может вызвать либо создание сверхдорогих помещений с контролируемой влажностью (что неподъёмно для испытательных лабораторий) или проведение испытаний исключительно в 3-4 дня в году, когда складываются требуемые климатические условия.

Отдельный бредок связан со словом “замок”. Если для взломостойкости сейфа замок является существенным элементом, то на огнестойкость он не воздействует от слова никак. То есть совсем. Собственно дверь сейфа запирается от случайного открывания ригельной системой, а если производитель такой идиот, что замок на его изделии снижает огнестойкость всего изделия, то он просто испытания не пройдёт и сертификата не получит. Имеет место элементарное незнание предмета и загромождение текста бесполезными подробностями.

Пропуская откровенную ахинею глав 5 и 6 хотелось бы обратить внимание на главу 7 - “Проведение испытаний”. В заглавии бумаги написано “методы испытаний”. Именно во множественном числе. При прочтении всей главы не удаётся обнаружить ни одного метода кроме испытания по тепловому режиму в некотором соответствии с ГОСТ 30247.0. Хотя автор его явно не читал. Иначе зачем ему было заново описывать требования к оборудованию, уже детерминированные в упомянутом ГОСТ 30247.0?

Хотелось бы обратить внимание на слишком вольное обращение автора с упоминаемыми им ГОСТами, которых он, скорее всего вовсе не читал. Для примера возьмём рекомендованные им в пп. 7.3.3.4 - 5 термопары (ТП) . Пункт 7.3.3.5 читаем “… с точностью, соответствующей требованиям ГОСТ 6616”. Пардон, но в этом ГОСТе предусмотрены 3 класса точности. Какой же использовать? Далее смотрим на ГОСТ 30247.0, который с одной стороны не нормирует тип применяемых ТП, но подразумевает максимальную температуру в печи равную 1193 градусам. Почему же автор ограничивает применение термопар типом К, который имеет (в соответствии с ГОСТ 6616) максимальный диапазон измеряемых температур в 1200 и то уже при падении точности? Хотя есть ТП типов B, R и S с порогами более 1300. И чем тип N, имеющий аналогичные рекомендованному типу K характеристики не угодил автору? Источник этой околесицы понятен, если заметить, что этот раздел был втупую списан с EN 1047, но голову-то включать надо?

Рассматривать всю околесицу, наваяную в параграфах про маркировку, предоставляемую документацию, и прочее не имеет смысла, так как практически по каждой строчке можно написать отдельный протокол разногласий. Достаточно посмеяться над п. 7.3.4.2, где автор в одной строчке требует предоставлять чертежи с указанием: “- масса изделия, наружные и внутренние размеры и допуски;” А четырьмя строчками ниже хочет увидеть “допуски толщин стенок”. Без комментариев

Простое копирование чужих документов никогда не доводило до добра. Этому обычно учат в институте, хотя результаты копирования автором картинок из EN 1047-1 вызывают сомнения в том, настоящий ли у него диплом. На рис.1 -схеме размещения термопар имеется нестыковочка. Обозначающие в первоисточнике точки 10, 11 - это места установки ТП для измерения температуры воздуха (их две для двухстворчатых конструкций) занесены в легенду неврубившимся автором следующим образом“10, 11, А, В – точки расположения термоэлектрических датчиков для измерения относительной влажности внутри испытуемого образца”.

В бумаге полностью отсутствует описание собственно испытания. И это тоже объяснимо. Так как в первоисточнике описываются тесты, которые продукция Промета пройти не в состоянии, а при их выбрасывании собственно ничего не остаётся, то и писать не о чем. Однако нашлось место для глобальной глупости. Особенностью дата-сейфов является то факт, что из-за очень низкого температерного порога предельного состояния (70°С для класса D и 50°С для “забытого” автором класса DIS) после выключения печки температура внутри сейфа продолжает нарастать. И все существующие на сегодня и существовавшие ранее стандарты на огнестойкость для магнитных носителей особо оговаривали это условие - в дата сейфах измерение внутренней температуры и влажности продолжается до того момента, пока всё не остынет, но не менее 12 часов! Автор же “7.3.6.4 По истечении 30 или 60 мин печь выключают. Измерение температуры следует прекратить с момента отключения горелок огневой печи.”

Следует ли что-нибудь резюмировать по разбору данного “полёта”? Пожалуй любой здравомыслящий, дочитавший до конца может понять, что разобранная бумага не имеет никакого отношения к стандартизации и написана абсолютно неграмотным и некомпетентным автором, преследующим упомянутые ранее цели.

В заключение следует заметить, что формальный разработчик - СРО РАПС является театром одного актёра: вся гоп-компания представляет из себя различные юридические лица одного производителя - компании Промет и кодла их дилеров. Время от времени им удаётся заманить какого-нибудь независимого производителя, который после непродолжительного “членства” не знает как оттуда сбежать. То есть собственно “Ассоциация” является профанацией. Кроме того, за всю историю существования компании Промет, возглавляемой засветившимся в одной из версий обозреваемой бумаги “руководителем разработки Петровым Е.В.”, её изделия неоднократно попадали под контрольные испытания и ни одного раза, НИ РАЗУ, КАРЛ!, заявленные в сопровождаемыми их сертификатах характеристики не подтвердились. Что однозначно подкрепляет уверенность в том, что автор полез в эту историю исключительно для легализации уже проданного контрафакта и с намерением продолжать в том же духе.