Речь пойдёт о “европейской ассоциации систем безопасности” и её сейфовом подразделении ECB-S. Вообще любая система хороша, когда она работает. И уж она совсем замечательна, когда результат этой работы совпадает с ранее заявленным. Найдя поляну с правовым вакуумом некие ребята, походив по разным кабинетам, пришли к выводу, что если они сколотят некую “ассоциацию”, то появится способ убедить всех занести им денег. Получить по чуть-чуть, но со всех.

Порок действующего европейского сейфового стандарта заключается в том, что его много раз туда-сюда переводили, гоняя промежду разноязыких рабочих групп. В итоге угробили заложенную идею, создав платформу для завышения результатов и, как бы у нас сформулировали - коррупционной ёмкости.

Начнём с начала. Новостью концепции EN 1143 было выделение таких актуальных для эффективности взлома параметров как “разрушительная сила инструмента” и “сложность доставки инструмента к месту работы”. Разрушительную силу назвали “коэффициентом инструмента”, а сложность доставки - “базисным значением инструмента”.

Логика во всей этой формализации была совершенно очевидная. Предполагалось, что человек с молотком и зубилом будет в несколько раз менее разрушителен, чем тот же человек, но с перфоратором. А сложность доставки кувалды весом в пять кило больше, чем килограммового молотка, но меньше чем таскание болгарки, которую ещё и в розетку втыкать надо. При грамотном подборе коэффициентов должно было получаться красиво - если хочешь открыть быстрее, то используешь более разрушительный инструмент. Кстати, при умножении разрушительной силы, она же коэффициент инструмента, на время использования этого самого инструмента и получается некая характеристика, описывающая способность сейфа сопротивляться взлому.

В чистом виде придуманные специально для этого стандарта “единицы сопротивления” представляют собой коэффициент инструмента (он же разрушительная мощь) помноженный на время его использования плюс затраты на его доставку, оно же “базисное значение”. Причём интересно, что “всё своё, что с собой”, то есть руки, булыжник из мостовой и прочее, что можно сунуть в карман или найти на месте, инструментом не считалось и, при использовании для взлома, в расчёт не бралось.

Вроде всё здорово и разумно. Казалось, что найден если уж не философский камень, то критерий оценки истины. Но не тут то было. Кто-то умный, в процессе перекидывания документа из страны в страну и с языка на язык, видимо не очень владеющий основами элементарной математики и вообще не понимая, зачем вся эта история затевается, вместо умножения времени использования инструмента на его коэффициент, вставил перемножение суммарно затраченного времени на максимальный из использованных коэффициентов инструмента. Догоняете?

Кто не в теме, поясняем: чтобы получить сейф поднебесно высокого класса, в результате “замены скобки в формуле” стало достаточно взять самый неэффективный инструмент типа гвоздодёра (коэффициент инструмента равен 5 и базисное значение тоже 5) и пару часов драть несчастную дверь сейфа не сильно напрягаясь. Затем взять какой-нибудь бур с алмазной коронкой (коэффициент инструмента 35 и базисное значение аж 300) и даже не обязательно им что-то делать, достаточно поскоблить заусенец пару секунд. В итоге всё время ковыряния гвоздодёром помножится на коэффициент алмазного бура и, вуаля - сейф 13-го класса готов.

Ну и кто, спрашивается, при таком раскладе будет стесняться сертификаты выписывать? Просто включение газовой горелки напротив одностенного почтового ящика уже даёт выполнение норматива на первый класс. А то, что у него тем же гвоздодёром дверь за пару секунд можно оторвать, в расчёт уже не пойдёт.

По этой по самой причине достаточно сложно “опрокинуть” сертификат на первый класс. Да и со вторым при контрольных испытаниях тоже могут возникнуть проблемы. Ваявшие металлическую мебель соотечественники тонко почувствовали коньюктуру и воспользовались моментом. Стало не обязательно даже покупать сертификат. Можно всё организовать более или менее честно. Формально зайдя в специально ”подготовленную” лабораторию, провести испытание всего навсего с использованием завышенного инструмента и получить протокол не только испытаний, но вполне таки прилично выглядящий протокол измерений, из которого любая проверяющая инстанция (коих нет пока, да вдруг появятся) убедится, что да, действительно, горелку жгли, буром бурили. Затем, на основании именно этого протокола, выписывать совершенно законные сертификаты. И не важно, что продукция стоит 3 копейки и, как следствие применения тех материалов, отходов с ближайшей стройки - нормальные просто стоят совершенно других денег, вскрывается полутрезвым слесарем.

К достижению этого парадиза похоже стремится так называемая “ассоциация сейфопроизводителей”: создать свою карманную лабораторию, которая будет радоваться собственной продукции и по заказу чудить со вражеской. Затем, глядишь и европейские продавцы марок начнут такие протоколы принимать. Главное - пристроить иллюзию в доверчивые руки.

Поверьте, мы не одиноки и далеко не пионеры. Второпях, на европейском рынке начала двухтысячных, если Вы помните, все дружно переходили на евро и сейфостроители были завалены заказами, была сколочена “общеевропейская ассоциация” систем безопасности, она же ESSA, внутри которой сгруппировалась мастерская по печати марок и табличек для сейфов и хранилищ - ECB-S.

Для тех, кто из танка, рассказываем: во времена раздробленной Европы у каждой из больших и уважаемых стран был свой орган по сертификации: в Германии - VdS, у французов - A2P, бриты гордились LPCB. Маленькие, и фактически не самостоятельные, соседи ориентировались на больших и важных. При этом каждый производитель, желая торговать сейфами в соседней стране, был вынужден проводить испытания по стандартам соседа. Мейджоры любили друг друга не больше чем кошки и собаки и в упор не признавали сертификаты соседей. А те, кто посередине, могли удовлетвориться и так и сяк.

Поскольку экономическим паровозом объективно говоря была Германия, то для большинства VdS был фактичесик неизбежен. При этом, надо отдать должное, немецкий орднунг был велик и силён. Никто и никогда не рисковал “косячить и левачить”. Описанные ранее фокусы просто не приходили бюргерам в головы и , как следствие, любой и каждый сейф с немецкой табличкой гарантированно выдерживал любые тесты, а тех, кто однажды не выдержал, история уже забыла -существовал отточенный контроль, в том числе и производства и процедура отзыва лицензии.

Когда все стали объединяться, возник вопрос - кому все вместе будем доверять? По причине взаимной долголетней ненависти никто из существовавших общего доверия не получил. А единственный нейтральный голландский European Safe Rating Committee почил в связи с уходом на пенсию основного движителя.

В итоге на пустом месте сформировалась бесформенная ECB-S, которая несколько лет обхаживала основных производителей, предлагая им занедорого вступить и в дальнейшем получать паневропейские таблички. Одновременно бегая по страховщикам и обещая тем, что всё будет как раньше - смотрите, все те же крупные и проверенные производители уже на нас подписались. Не имея своей испытательной базы и, соответственно возможности проверить, что за чудо они отабличивают, набрав “клиентскую базу”, начали “сертифицировать” всех, полагая, что наученные строгими законами и будучи порядочными, клиенты мухлевать не будут.

Деятельность этой и любой подобной “ассоциации” полностью зависит от количества проданных (а они на самом деле просто торгуют) табличек и ежегодных взносов “членов”. Вот и EcB-S скоро потребовалось срочное увеличение народонаселения. Брать в члены начали всех подряд, не проверяя кто и откуда. Принятые “братья” по соцлагерю быстро врубились, что к чему и тут же начали косячить. “Ассоциация”, не имея механизма отзыва табличек и прекращения членства, да и было бы странно, если бы они себя резали без ножа, оказалась вынуждена сильно удивляться и разводить руками. Одно из подобных удивлений просочилось в их собственный бюллетень, оттранслированный в статье СЕРТИФИКЦИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО МАСШТАБА.

Особенностью функционирования подобных “клубов по интересам” является то, что членов, то есть взносов, всегда мало и туда ради увеличения собираемости, начинают за рукав тянуть всякую нечисть. Поскольку всё то, для чего история затевалась, становится не важно, а кассир по “уставу” за деятельность покупателей марок ответственности не несёт, то по прошествии некоторого времени вся сертификация превращается в сертификцию. Соотечественники радостно гордятся своим членством уже не первый год, а дальше будет, как в одном старом фильме - “... эти прилетели, теперь пропала планета...”